А Вы бы хотели сыграть в мафию таким составом:

Эрих Мария Ремарк, Ник, «Триумфальная арка», Борис Акунин, Ник «Чхартишвили», Оскар Уайльд, Ник «Эстет», Оноре де Бальзак, Ник «Геронтофил»,  Виктор Пелевин, Ник «Чапаев» и другими писателями?

А теперь представьте себе, как бы рассказали про свою игру в Мафию разные писатели!

1️⃣ Номер «1», Эрнст Хемингуэй, Ник «Мохито».

Открывая стол на первом номере, хочу сказать, что не собирался сегодня играть в мафию. Пришел в бар, смотрю, стол хороший собрался. Думаю, почему б не посидеть, с хорошими людьми. Кто-нибудь позовите официанта.
Всем хорошей игры.
Хемингуэй, «Мохито», поставил прямо на стол своего кота, потом печатную машинку, потом закинул на него две ноги, и закурил.
– Вот, – сказал Хемингуэй, «Мохито».
– Что, по просыпанию?- знаком спросил его Эдгар По, Ник «По».
– Вот это, – сказал Хемингуэй, «Мохито», и показал поднятые вверх два пальца, в виде буквы «V».
– Ладно, – отмахнулся от него Эдгар По, Ник «По».
– И смотри в оба, – добавил Хемингуэй, «Мохито».
– Ведущая поставьте игроку «По», фол за чрезмерную жестикуляцию, он мешает мне говорить на моей минуте!
– Спасибо.
Хемингуэй, «Мохито», закончил свою речь и только теперь осмотрел стол, глядя на унылые лица собравшихся вокруг писателей, он понял, что выпить тут не с кем. Подумав об этом он жестом показал официанту принести еще один мохито. Но, забыл показать, чтобы ему добавили двойную порцию рома. Посмотрев вслед уходящему официанту, он подумал, что уже поздно ценой фола кричать ему, про двойной ром; и, кроме того, он подумал, что забыл «договорку», и в кого нужно стрелять в первую ночь; и, подумав это, он почувствовал, что начинает тревожиться.

2️⃣ Номер «2», Эдгар По, Ник «По».
Игра сразу пошла по «черному сценарию». Над столом нависла, мрачная, тягостная атмосфера, из-за того, что черные игроки заняли агрессивно-жесткую позицию. Да, еще и от носков Мохито, реяли темные облака зловещих испарений и воздухе уже будто слышался фатальный звук выстрелов черных игроков. В мистическом ужасе я сжался от того, что меня либо застрелят в первую ночь, либо заголосуют на кругу при девятерых. Задыхаясь от ужаса, я скипнул свою речь, и сказал только:
– Выставляю один. Спасибо.
Над городом зависла мрачная и тягучая пауза, которую не могли разрезать даже характерные жесты игроков с разных уголков стола, которые дружно показывали – «два черный». Я действительно поговорил ужасно. Но, еще ужасней было то, что я не попросил Хемингуэя, «Мохито», убрать ноги со стола. Или хотя бы, я мог попросить, Ведущую сделать ему замечание. От этих мыслей я становился все мрачней и мрачней. А для города все «черней, и «черней».

3️⃣ Номер «3», Ги де Мопассан, Ник «Гид».

Ведущая дала мне минуту. Я посмотрел на нее тем особенным взглядом, который опытный
парижский развратник бросает на провинциальную кокетку, которая все еще
старается выдать себя за опытно-неопытную. Но он верит в ее опытную-неопытность не более
ее самой и будто видит уже, как она раздает всем фолы, и как ее руки опускаются одна
за другой на листочек, где она ведет свои записи, и как игроки один за одним уходят по четырем фолам. Ее сладостно волнует уже от одного слова «фол».
– Не играю, ни с один, ни с два. Господа, Вы ведете себя возмутительно, неподобающе – Beaucoup de bruit pour rien.
– У нас одна дама за столом, а до меня еще никто не сказал, как она очаровательна – Ce que femme veut, Dieu le veut.
Повторяю, не играю, не и с один, ни с два.
Мerci beaucoup.

4️⃣ Номер «4», Виктор Гюго, Ник «Notre-Dame».

Ведущая задрожала. Она была рада комплиментам «Гида», но она была одна, в компании 10 мужчин. Она была одна, как иголка в
пустыне, как песчинка среди звезд, как гладиатор среди ядовитых змей, как сомнабула в печке, как черный игрок на угадайке…

– Капли вина достаточно, чтобы окрасить целый стакан воды; чтобы испортить настроение целому собранию хорошеньких женщин, достаточно появления более красивой, в особенности если в их обществе всего лишь один мужчина. У нас же ситуация обратная – 10 мужчин, и одна ведущая. Поэтому «Гид», не перетягивайте одеяло на себя, иначе я Вас посчитаю черным. Не играю, ни с одни, ни с два, ни с три. Ничто не делает мужчину столь склонным к рискованным предприятиям, как присутствие только одной женщины в мужском обществе.
– Благодарю. Пас.

5️⃣ Номер «5», Джек Лондон, Ник «Белый клык»

Да. Ведущая была достойной дочерью своей расы; в ее жилах текла сильная кровь
белых покорителей Севера. Поэтому, и не моргнув глазом, она поставила фол Хемингуэю, «Мохито», и затем нанесла ему еще одни сокрушительный удар и попросила немедленно убрать ноги со стола. Мохито немедленно послушался. Она смотрела как он убирает ноги со стола, улыбаясь своей очаровательной женской улыбкой. Но, по этой улыбке, большинство присутствующих почувствовали, что она бы с радостью их переломала.
– Мой друг Мартин Иден учил меня – играя в незнакомую игру, никогда не делать первого хода.
Спасибо. Пас.

6️⃣ Номер «6», Виктор Пелевин, Ник «Чапаев»

– Друзья. Поскольку бытие вещей заключается в их воспринимаемости, любая трансформация может происходить двумя путями – быть либо восприятием трансформации, либо трансформацией восприятия.
– Не очень понятно? Объясню.
– Красота не принадлежит женщине и не является ее собственным свойством – просто в определенную пору жизни ее лицо отражает красоту, как оконное стекло – невидимое за крышами домов солнце. Поэтому нельзя сказать, что женская красота со временем увядает – просто солнце уходит дальше, и его начинают отражать окна других домов. Но солнце, как известно, вовсе не в стеклах, на которые мы смотрим. Оно в нас.
– Поэтому чтобы понять цвет игрока за этим столом достаточно определить, как он относится к госпоже ведущей.
– Думаю, Гид и «Notre-Dame», ближе к красному, остальные поговорили по-черному. Без эпилога. Спасибо.

7️⃣ Номер «7», Оноре де Бальзак, Ник «Геронтофил».

Чапаев закончил свою речь, и в качестве подтверждения сказанного, сам себе похлопал рукой по столу. Этот стол был сделан еще в конце шальных 90-ых неизвестным мастером, но он уже выглядел совсем старым. Мастер смастерил его из модной в то время маренной карельской березы, которая на самом деле была житомирской нарезной сосной из Эпицентра. Тем не менее, он мастерски состарил сосну, и придал столу классическую форму, а по угла поставил резные ножки, которые в свое время, может быть, и были хороши, но сейчас ужасно скрипели. На столе не было никаких орнаментов и узоров, только в правом нижнем углу виднелась одна царапина, о которой говорили,
что ее сделал собственной вилкой Борис Савлохов «Солоха», доказывая, что у кого-то не правильная позиция по столу. Имя этого бедолаги история не сохранила. В остальном же стол был обыкновенный, и поэтому не
следует останавливаться на нем более подробно, тем более, что он был полностью скрыт под красной скатертью.
– Все, что делаешь, надо делать хорошо, даже если совершаешь безумство. Поэтому я сыграю со всеми. Спасибо.

8️⃣ Номер «8», Оскар Уайльд, Ник «Эстет».

– Господа, ваши благие намерения — попросту бесплодные попытки идти против природы. Чапаев. Извините, вы не знаете моего имени, но…
– Чапаев. О, не имеет значения. В современном обществе добрым именем
пользуется тот, кто его не имеет. Чем могу помочь?
– Ведущая. Чапаев у Вас первый фол.
– Эстет. Видите ли… Очень сожалею, но я думаю, что Вы черный. Я выставляю игрока номер «6».
– Чапаев. Как это мило. Вы очень остроумный джентльмен.
– Ведущая. Чапаев, у Вас второй фол.
– Эстет. Но я говорю серьезно.
– Чапаев. И это придает особый блеск вашему остроумию.
– Ведущая. Чапаев это третий фол. Еще один фол и Вы покинете эту игру.
– Эстет. Я рад, что вы не относитесь серьезно к факту, который я только что
вам сообщил.
– Чапаев. Нынче относиться серьезно к серьезным вещам – это проявление
дурного вкуса.
– Ведущая. Чапаев, это четвертый фол, и Вы молча покидаете эту игру.
– Эстет. Вот Вам вывод, к чему мы должны относиться серьезно?
Разумеется к глупостям. Игрок номер шесть покинул нас. Жаль если он был шерифом.

9️⃣ Номер «9», Борис Акунин, Ник «Чхартишвили».

Из всех наслаждений, отпущенных человеку, самое изысканное – шевелить мозгами. В экзистенции обрисовалась тенденция к ухудшению жизненных кондиций, или, попросту сказать, дела у нас за столом хреновей некуда. Народу много, а людей — нет. Да, и игрок номер шесть, нас решил покинуть. Как говорил один, прости господи писатель – Чапаев и пустота. Теперь на его месте действительно пустота. Но, я всегда говорил, – даже если летишь в пропасть, не зажмуривайся от страха, а гляди в оба — вдруг удастся за что-нибудь ухватиться. Попробуем ухватиться за номер 2. Мне кажется он не черный. Игрок номер 2, «По», что-то нравитесь вы мне: уж больно хорошо вы молчите. Игрок номер 5. Вроде бы коротко и ясно. Коротко-то коротко, да ни хрена не ясно. Поэтому жду от Вас на следующем кругу более четкую позицию.
Спасибо.

🔟 Номер «10», Эрих Мария Ремарк, Ник, «Триумфальная арка».

Ваша минута, – сказала Ведущая. Но, я услышал в этих словах. «Иди ко мне».
Ведущая подозвала официанта и заказала две рюмки коньяку и придвинулась ко мне поближе. Хорошо, что мне достался 10-ый номер. Мы
вдыхали знакомый аромат коньяка. В этом коньяке была тоска и усталость –
тоска и усталость гаснущих надежд на победу красных. Коньяк был самой жизнью.
Я молчал всю свою минуту.


Да, и что было говорить. Все и так было ясно. Разум дан человеку, чтобы он понял: жить одним разумом нельзя. Люди живут чувствами, а для чувств безразлично, кто прав, кто черный, и кто красный.
– И у Вас время, – сказала ведущая. А я услышал в ее словах: – Вам не на что надеяться. У вас нет
будущего.
– В городе ночь.
Город молчал. Он был с ней согласен.
.
.

#мафия #мафияигра #мафияприкол #мафиясмешно #мафиявесело #ремарк #акунин #Уайльд #бальзак #пелевин #лондон #гюго #Мопассан #по #Хемингуэй

Перевірка віку

Натискаючи "Увійти", я підтверджую, що мені більше 18 років.

Натискаючи "Увійти", я підтверджую, що мені більше 18 років.